Счастье есть

Задумываясь над тем, что такое счастье, мы чаще всего определяем его как нечто неуловимое, субъективное и мимолетное. И грустим по этому поводу. Очень зря! На самом деле мимолетны и преходящи психологические и физические удовольствия и ощущения, а Счастье является категорией мировоззренческой. Поинтересуйтесь происхождением этого слова. В его основе лежит корень «часть», как и у слов участь, причастность. Найти счастье означает познать свою судьбу, участь, долю. Доля ведь тоже означает часть.

Человек счастлив тогда, когда осознает или уверен в своей причастности к чему-то большему, великому, значимому. Это может быть космическая гармония или божественная идея, семья или любовный союз, община или родина, рабочий коллектив или воинское подразделение. Можно даже быть одиноким в социальном плане, но быть причастным к какой-то сфере – науке, искусству, литературе, благодаря чему ощущать счастье. Учитывая это, определение дать достаточно просто.

Счастье – это удовлетворение от причастности к некоей реальной или идеальной целостности.

Но определение определением, нас-то интересует, как достичь этого состояния.

Рецепты достижения счастья

Здесь не нужно выдумывать ничего уникального, особенного, своего собственного. Есть целый ряд конкретных путей достижения счастья, сформулированных в истории разных культур. По сути, всё, что делают люди, это создают реальности, в которых могут ощущать свою сопричастность к общему делу, то есть быть счастливыми в конкретной форме коммуникации.

Античные рецепты счастья

Самые простые и понятные пояснения, как достичь счастья давали античные греческие и римские мыслители. Они верили, что мир – это космос, то есть всеобщая гармония, в которой правит единый разумный закон – Логос. Человек же рассматривался как микрокосм, в котором достижима гармония тела и разума. Чего же мы можем достичь, используя тело и разум?

Гедонизм – стремление к максимуму наслаждения

Аристипп Киренский, живший в конце V – начале IV века до нашей эры утвердил принцип того, что смысл жизни человека состоит в достижении счастья. Счастьем же он считал принцип максимального телесного наслаждения, который и назывался у древних греков «гедоне».

Стремись к максимуму удовольствия и избегай боли – вот главный принцип гедонизма. Если он вам подходит, то вперед! Есть множество способов получать наслаждение: секс, вкусная пища, занятие спортом, массовые развлечения и т.д. Проблема состоит лишь в том, что насытить тело легко, а вот не пресытить – трудно. Любые ощущения быстро блекнут и перестают нам приносить ожидаемое удовольствие. Это признавали и гедонисты Античности. Многие из них в довольно раннем возрасте признавали, что получили от жизни максимум удовольствия. После этого такой сластолюбец собирал друзей на прощальную попойку или оргию, во время которой перерезал себе вены и, наслаждаясь общением с единомышленниками, уходил из мира, от которого получил буквально всё. Вам такой вариант подойдет?

Эвдемония – счастье, отмеренное разумом

Немного позже другой древний грек, Эпикур, попытался решить это извечное противоречие удовольствия и пресыщения. Он заявил, что, имея разум, человек способен определить для себя конкретный уровень наслаждения, достигнув которого, можно быть постоянно счастливым. Это состояние он назвал эвдемонией, что на древнегреческом и означает счастье.

Скажете, такого не бывает? Приведем простой пример.

Человек мечтает завести семью, иметь несколько детей, в чем и видит свое счастье. Он ставит перед собой такую цель и достигает ее. В дальнейшем его, конечно, ждут всевозможные трудности, неприятности, разочарования. Но всё это не мешает его счастью, когда он, изнеможённый после напряженного рабочего дня, смотрит в глаза любимой жене и забавляется со своими детишками. Или же человек может мечтать построить свой бизнес. Делает это и несмотря на все сложности и трудности счастлив, видя результат своих трудов.

Почему же все так не делают, если счастье достичь настолько просто? Дело в том, что такой путь подходит исключительно для тех, кто обладает мощной волей, терпением и разумностью, а такое сочетание встречается далеко не у всех. Воля нужна для преодоления преград и достижения цели, терпение – для того, чтобы дождаться желаемого, а разум – чтобы, достигнув намеченного, не возжелать чего-то другого. Вы готовы к таким трудностям? Я – нет.

Счастье – соответствие природным потребностям

Если же вы не хотите особенно напрягаться для достижения счастья, последуйте совету античных киников (циников). Самым известным среди них был Диоген, живший по легенде в бочке. По утверждению киников, всё что нужно для счастья уже дано нам природой, нужно только не сопротивляться естественным наслаждениям.

По преданию, Александр Македонский, будучи ярым поклонником Диогена, предложил тому любые богатства, почести и славу. На это философ лениво пробормотал: «Отойди, Александр. Ты заступаешь мне солнце». Через несколько столетий религиозные фанаты аскеты добавили такую позицию сексуальным воздержанием и всякими телесными ограничениями. Но мы ведь, как и умные древние греки, так поступать не будем.

Здесь важен сам принцип: Если ты готов довольствоваться малым, то быстрее и проще достигнешь счастья. Вот только современное общество потребления приучает нас совсем к другому.

Счастье как служение высшей цели

Если древние греки верили в разум, то римляне, а затем и христианская Европа подарили нам разные варианты «этики долга». Человек может быть счастлив только тогда, когда реализует себя через служение империи, богу, потребностям семьи и общества, родине, детям и т.д. В русской истории такая формула счастья была выражена в формуле «Служу Царю и Отечеству». Затем мы все должны были придерживаться этического кодекса строителя коммунизма. Сегодня мы тоже напряженно ищем идею, которой можно было бы всласть послужить.

И в этом нет ничего плохого, за исключением того, что грандиозные идеологемы периодически рушатся и опровергаются. Такое крушение ведет и к жестокому разочарованию масс, служивших этим идеям. Были ли счастливы те, кто искренне верил в коммунистическое будущее? Возможно. Но что случилось с этой верой и счастьем?

Более удачным примером «этики долга» можно считать протестантскую идеологию, состоящую в том, что служение богу заключается в каждом поступке. Сделал что-то хорошее и будь счастлив, ведь в этот момент ты прикоснулся к богу. Но мы-то, слава богу, не протестанты! Русский человек не будет счастлив, если не совершит что-нибудь эдакое, что потом нужно будет замаливать, ударяясь лбом о каменный пол храма.

Горькую долю ломает сила воли

А еще можно поверить одному дядьке с шикарными усами, которого звали Фридрихом Ницше. Он утверждал, что человек счастлив только тогда, когда самореализуется в волевом порыве, превращаясь в сверхчеловека, возвышаясь над серой массой и наслаждаясь своей силой духа. К пафосным творениям Ницше можно относится с некоей долей скепсиса, однако проявление силы воли действительно может приносить ощутимое и ни с чем не сравнимое удовольствие.

Такое наслаждение, например, ощущает спортсмен, который превозмог самого себя и установил новый личный рекорд. Этому рекорду предшествовали месяцы изнурительных тренировок. Каждый день закрадывалась предательская мысль: А не бросить ли всё к чертовой бабушке? Но именно сила воли заставляла вновь и вновь тягать железо, бежать, прыгать, оттачивать технику каждого движения. И вот результат – счастье победы. При этом она может быть одержана не над кем-то другим, а над самим собой. По Ницше, самая важная сила человека состоит именно в том, чтобы овладеть самим собой, напрячь все свои силы, чтобы стать человеком, чтобы утвердить свое бытие.

Примеры могут быть самые разные, ведь реализовать свои волевые качества можно не только в спорте, но и в профессии, в семейных отношениях (у кого есть дети или сварливая жена – поймут), в творчестве и в любой другой сфере деятельности. Но что делать, если ваш любимый вид спорта – лежание на диване в позе расслабленного тюленя или горделивого льва? Это нормально. Сам Ницше признавал, что таких сверхлюдей, как он, считанные единицы. И поверьте, для нас, простых обывателей, великое благо, что ницшеанцы в абсолютном меньшинстве. Давайте просто подыщем другой рецепт счастья.

Абсолютная свобода – счастье или наказание?

Часто приходится слышать утверждение, что абсолютной свободы не бывает, что ее обязательно что-то ограничивает. На самом деле, люди просто путают свободу и независимость. Действительно, нельзя быть абсолютно независимым. Мы обязательно зависим от своего природного тела, от социальных условий, от межличностных взаимоотношений. Но свобода – это абсолют, который и делает нас людьми. Каждое мгновение своей жизни мы пользуемся свободой выбора, зная, что от него зависит наша дальнейшая судьба, доля, счастье. И этот выбор обязательно влечет за собой результат – ответственность.

Как утверждали в прошлом веке философы экзистенциалисты, мы обречены делать этот выбор, то есть пользоваться абсолютной, предписанной нам свободой. Даже если я не хочу этого, если я хочу быть рабом обстоятельств, важно понимать, что быть рабом – это мой свободный выбор. Свобода – это способность нести ответственность за совершенный выбор. Где же тут счастье? Здесь и кроется, по мнению многих философов, главная загадка человеческого бытия. Мы иррациональны по своей сути, из-за чего можем быть счастливыми, только тогда, когда реализуем свою свободу, пусть даже она приносит нам затруднения, требует усилий для выбора и влечет за собой не всегда приятную ответственность.

К чему это всё?

Итак, мы перечислили несколько рецептов достижения счастья, которые можно коротко зафиксировать в качестве следующих установок:

Но какой путь выбрать? Что предпочесть разум или волю, наслаждение или аскетизм, служение идеалу или абсолют свободы?

Именно здесь и раскрывается специфика нашего времени. Если бы мы жили один, десять или двадцать веков назад, нам бы были даны четкие моральные ориентиры, подходящие для того или иного общества в конкретных культурно-исторических обстоятельствах. Но мы живем в эпоху, для которой придумано заумное название – постмодерн. А можно ли быть счастливым в послесовременности, фактически, в безвременье.

Но именно такое идейное, моральное, познавательное безвременье и дает нам неограниченное количество форм получать от жизни удовольствие. Хочешь, сиди целыми днями в соцсетях и общайся с друзьями или вовсе незнакомыми людьми. Хочешь, займись спортом или рукоделием. Хочешь, иди учись в университет или забей на него, ведь ученье уже давно не свет и даже не полутьма. А хочешь, наслаждайся всем подряд, даже вещами, противоречащими одна другой. В любом случае сегодня ты найдешь единомышленников, а значит, станешь (с)частью сообщества, будешь (с)частлив. Делай, что душе угодно. Кто-то тебя осудит, кто-то присоединится, большинство останется равнодушным. Современное счастье – это умение ценить единение с теми, кто с тобой, и совершенно не обращать внимание на всех остальных.

Мы можем выбирать любой из перечисленных рецептов. Можем их комбинировать и менять в любое время. Возможно мы живем в самое счастливое время и в наилучшем из самых прекрасных миров? Нужно всего лишь оглянуться и убедиться в том, что счастье есть. Его не может не быть.